суббота, 24 января 2015 г.

Александру Меню, апостольское посвящение

Об апостоле Александре Мене и умном безумстве не гордых

Правда о правде жизни смертного человека

Так сложилась жизнь, дорогие мои современники, наша с вами жизнь, что всё лучшее о человеке, узнаётся в день его похорон и после его смерти. Как вы думаете почему так? Ответ, на самом деле, весьма прост и не затейлив: - мы все глубоко одиноки в своём одиночестве души, на столько, что начинаем осознавать это лишь тогда, когда отступаем на время от суеты мира, которая поглощает всех нас до глубины сердца и лишь во время похорон близких или не очень близких людей, к нам, на короткое время печали об усопшем, возвращается наше истинное состояние духа - спокойствие. И тогда, вспоминая о мгновениях встреч и общения с отходящим в иной мир, мы вспоминаем о том, каким он был замечательным человеком. Лишь, на похоронах, мы получаем некоторую временную свободу от всепоглощающей суеты и тогда нам открывается правда о самих нас и о человеке, который оставил этот мир суетящихся одиночеств. Такова наша правда жизни и потому, главное хорошее о человеке, мы узнаём и говорим об этом, лишь во время расставания с ним на долгий срок или навсегда. Одним словом это нездоровое положение общества можно назвать жестокосердием. Сердце становится жестоким, жестким всегда по одной причине, по причине духовного одиночества в толпе, когда находясь среди людей, мы опасаемся говорить правду. Такова реальность нашего несовершенного мира маловеров, живущих в самообмане и суете потому, что мы не умеем говорить правду о красоте жизни и каждого из нас при жизни каждого из нас. Так и произошло с жизнью этого замечательного человека, Александра Меня, истинное знание о котором открылось человечеству, лишь после его смерти. Об этом, о том, кто такой Александр Владимирович Мень, перед Богом и перед людьми, на самом деле . Все труды Александра Меня построены по принципам апостольского служения Господу Богу нашему Иисусу Христу, ради укрепления позиции Единой Святой Соборной Апостольской Церкви на Земле, как на Небе. Хорошо, что таков промысел Божий, когда эту работу и заботу об укрепление позиций Церкви Христовой, делает не очередная религиозная секта сомнительного происхождения, но эту гигантскую и сложнейшую работу по ознакомлению человечества с красотой истины Автора радуги и летнего дождя, делает русский православный человек и об этом, всему человечеству, ещё предстоит, хорошенько задуматься, осознать и признать http://apostolbaaz.boxmail.biz/cgi-bin/guide.pl?action=main 
Так и произошло  с жизнью этого замечательного человека, Александра Меня,  истинное знание о котором открылось человечеству, лишь после его смерти. Об этом, о том, кто такой Александр Владимирович Мень, перед Богом и перед людьми,  на самом деле, читайте в моём поэтическом экслибрисе вот здесь - http://www.stihi.ru/2005/12/10-1876  и здесь - http://www.proza.ru/2015/01/25/576 

а, так же и здесь https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9E%D0%B1%D1%81%D1%83%D0%B6%D0%B4%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5_%D1%83%D1%87%D0%B0%D1%81%D1%82%D0%BD%D0%B8%D0%BA%D0%B0:%D0%94%D0%BE%D0%BA%D1%82%D0%BE%D1%80_%D0%91%D0%B0%D0%B0%D0%B7#.D0.9E.D0.B1_.D0.BE.D0.B4.D0.BD.D0.BE.D0.BC_.D0.B8.D0.B7_.D0.BF.D0.BE.D1.81.D0.BB.D0.B5.D0.B4.D0.BD.D0.B8.D1.85_.D0.B0.D0.BF.D0.BE.D1.81.D1.82.D0.BE.D0.BB.D0.BE.D0.B2_.D0.98.D0.B8.D1.81.D1.83.D1.81.D0.B0_.D0.A5.D1.80.D0.B8.D1.81.D1.82.D0.B0.2C_.D0.BE.D0.B1_.D0.90.D0.BB.D0.B5.D0.BA.D1.81.D0.B0.D0.BD.D0.B4.D1.80.D0.B5_.D0.9C.D0.B5.D0.BD.D0.B5

а, ... послесловие:

Однажды, там, далеко, далеко, где не ступала два раза нога одного человека, на самом краю вселенной, возле того самого камня, который ещё называют философским, на котором довелось посидеть вашему покорному в Любви слуге, проходила мимо одна душа и заговорила со мной на непонятном обычному миру людей языке безмолвия. Сном это не назовёшь и видением тоже, говорят ещё, что это бывает от недотатка кислорода в атмосфере, а может в собственных мозгах. Не могу утверждать, да мне в этом незачем копаться и доказывать самому себе, а другим... как о вкусе съеденного яблока. 

Разговор получился короткий, вместе с тем ёмкий и красивый, но потом, когда спускался вниз, как выяснилось, смещение времени произошло почти на неделю. Такие встречи за гранью видимого, обычно называют сердечными, где высота полёта орла рассматривается сверху, а жизнь и глубина пропасти измеряется промежутками между удрами сердца и миллиметрами прочности подошвы твоей обуви и без специального альпинистского снаряжения, когда за секунды проживаешь половину прошлой жизни...Мы обменялись парой лучиков света и у нас стало у каждого вдвое больше.Это ответ душе, не проходящей мимо Любви и знающей цену потерь в мире потерянных.Там, на самом краешке вселенной, есть этот камень, о котором уже сказано. На нём обычно один раз в году встречаются души помнящих своё родство в среде родства не помнящих. 

Феликсу Лиевскому и памяти помнящих о цене безценного дара Любви.  Лично 152му апостолу кульминационного социализма в Иисусе Христе Александру Меню посвящается, сердечно:

152му, посвящение:

Я брёл по млечному пути однажды,
В том месте, где душа идёт к себе домой;
Там встречи не бывают, ежегдно дважды,
И разговоры начинаются со слов: О Боже мой!

У камня встретил я, в тот случай, Александра Меня,
Поговорили, обнялись и каждый далее своей тропой пошёл;
Однако, в месте встречи, задержался я на время.
И тут, ко мне ещё один наш современник подошёл.

Он молвил просто и вполне конкретно:
- Позвольте рядом мне на камне посидеть?
Присел, а время в задушевном разговоре незаметно,
За временем в общении красивом, точно, никому не углядеть.

Весь разговор душевный наш передавать не стану,
Скажу лишь смысл его, который открывается в Любви:
- Тому, кто Любит, суета мирская странна,
Он глубоко знаком со знанием поговорки: "Се Ля Ви"...

А, вот ответ ему, вам сообщу дословный,
Дабы в ответе каждый смог найти себе:
Либо, убийство Меня - это случай уголовный?
Либо, это история Любви страны в одной судьбе...

Итак, ответ:


О, да, мой незнакомец современный,
И радостно и плакать хочется душе;
Покуда веком сим предусмотрительно сохраннее измены,
Подобно камню будет он, но из папье-маше.

На камне том фундамент мира бренных,
Созиждет пьедесталы их царей;
И мрачен путь во тьме безверия согбенных,
И славна горькая тропа, в среде врагов живущих, без дверей.

И долог ещё будет попираем ныне,
Несущий свет в потьмах среди забывших дом Отца;
Хранить они согласны, но лишь мёртвые, святыни,
Воистину безумству гордых в тленном мире нет конца.